Пт, 20.10.2017, 09:54

Сайт для тех, кто учится и учит

  
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Блок А.С. [1]
Есенин С.А. [1]
Ильф И. и Петров Е. [1]
Твардовский А.Т. [1]
Главная » Статьи » Литература XX - XXI вв. » Есенин С.А.

Сергей Есенин "Анна Снегина"
Поэма была закончена С. Есениным в январе 1925 года в Батуми. Как известно, "кавказский период" (конец 1924 - начало 1925 годов) был в творчестве поэта одним из самых плодотворных. В это время, кроме "Анны Снегиной", С. Есениным были написаны: "Русь Советская", "Русь уходящая", "Капитан земли", "Песнь о великом походе", "Персидские мотивы", "Баллада о 26", "Мой путь", "Возвращение на родину", "В. И. Ленин", "Стансы" и другие. Этот круг художественных произведений свидетельствует об идейно-художественном росте поэта. В нем явственно ощущается стремление поэта выйти за пределы лирических мотивов к большим эпическим темам. Эти стремления обозначились у С. Есенина довольно давно ("Марфа Посадница", "Ус", "Товарищ", "Небесный барабанщик"); не раз порывался поэт написать революционно-героическую поэму или драму ("Пугачев", "Страна негодяев")1("Из Есенина будет отличный бытовик - я это в нем чувствую", - записал Д. Фурманов в своем дневнике в 1921 г. (Архив Д. Фурманова в ИМЛИ, П-62 - 1576).
Но обычно и в эпических вещах С. Есенин оставался лириком "по самой строчечной сути". Даже реальное историческое лицо Емельяна Пугачева - он превратил в рупор своих настроений, осмыслив его крайне субъективно. С годами, с ростом эпических тенденций в советской поэзии тяготение к объективному изображению действительности в поэзии С. Есенина усилилось. Его лирика обогащалась все новыми и новыми реалистическими картинами ("Русь Советская", "Русь уходящая", "Мой путь", "Стансы" и другие). Эпические темы - Октябрь, Ленин, строительство новой жизни - выдвигаются в его творчестве на одно из первых мест, хотя и разрешаются чаще всего привычными лирическими средствами.
В стихотворении 1924 года "На Кавказе" С. Есенин уже имел известное право сказать: ... созрел во мне поэт С большой эпическою темой. Тогда-то и началась работа поэта над поэмой "Анна Онегина". Однако создание реалистического произведения столь крупного плана потребовало от него больших творческих усилий. Ни на одно из своих произведений Есенин не потратил столько времени и напряженного труда, сколько на эту поэму. Над нею он работал, с перерывами, почти год - с весны 1924 года до весны 1925 года. Первое известие о работе над поэмой содержится, по нашему мнению, в письме Есенина из Баку от 11 - 12 мая 1924 года к Г. Бениславской: "Почему не пишу? Потому что некогда. Пишу большую вещь"1. (Письма С. Есенина к Г. Бениславской цитирую по машинописным копиям, хранящимся в Центральном архиве литературы и искусства; Ф. 190, оп. 1, N 92).
Стремлением скрыться от назойливых друзей и уединиться для творческой работы над поэмой "Анна Снегина", вероятно, было вызвано "бегство" Есенина из Баку в Батуми, где он задерживается на целых два месяца (декабрь-январь). 14 декабря 1924 года поэт писал П. Чагину в Баку: "Теперь сижу в Батуме. Работаю и скоро пришлю Вам поэму, по-моему, лучше всего, что я написал"2 (С. Есенин, Сочинения в двух томах, т. II, Гослитиздат, М. 1955, стр. 223.). К концу января 1925 года (как можно судить по письму С. Есенина к Г. Бениславской от 20 января 1925 года) поэма "Анна Снегина" была закончена. Нетребовательный к себе автор и позднее - в Баку и в Москве - возвращался к ней, вносил поправки, делал изменения. По приезде в конце февраля 1925 года из Баку в Москву, - вспоминает В. Наседкин, - Есенин "переписывал "Анну Онегину" набело, просиживал целыми часами над ее окончательной отделкой" 3 (В. Наседкин, Последний год Есенина (Из воспоминаний), М. 1927, стр. 10.) Рукописи поэмы хранят следы тщательной работы поэта над ее текстом.
Многие стихи, по тем или иным соображениям неудовлетворявшие Есенина, безжалостно отбрасывались им. Приведем только один пример, представляющий значительный интерес и в биографическом и в историческом отношении. Из приводимого ниже отрывка в окончательную редакцию поэмы вошли только выделенные курсивом первых четыре и два последних стиха:
Суровые, грозные годы,
Ну разве всего описать?
Слыхали дворцовые своды
Солдатскую крепкую мать.
И сам я ругался немало,
Когда буржуазная брысь
Слюною своей заливала
Пожаром взметенную жисть.
Хотя коммунистом я не был
От самых младенческих лет,
Но все же под северным небом
Винтовку держал за Совет!
Возмездье достигло рока,
Рассыпались звенья кольца.
Тогда Мережковские Блока
Считали за подлеца.
"Двенадцать" во всю гремело,
И разве забудет страна,
Как ненавистью вскипела
Российская наша "шпана".
И с ним я, бродя по Галерной,
Смеялся до боли в живот
Над тем, как хозяину верный
Взбесился затягленный "скот".
Скотом тогда некий писака
Назвал всю мужицкую голь
И в зад геморой наплакал
За барскую участь и боль.
Эх, удаль, цветение в далях
Не даром чумазый сброд...
От работы над поэмой Есенин испытывал глубокое удовлетворение. "Я не приеду до тех пор, пока не кончу большую вещь, - писал он Г. Бениславской из Батуми в середине января. - Как нравится "Русь уходящая"? Вещь, я над которой работаю, мне нравится самому. Отрывок пришлю из Баку. Я там буду дней через пять".
О том, что "Анна Онегина" ему нравится, Есенин заявляет и в письме Г.Бениславской от 20 января 1925 года. Сообщая ей об окончании поэмы, он просит выяснить в Москве у знакомого редактора: "Может ли он купить у меня поэму в 1000 строк. Лиро-эпическая. Очень хорошая".
Есенин определенно выделял поэму среди своих новых произведений. Недаром при встрече с московскими друзьями и литераторами в конце февраля и марте 1925 года "он охотнее всего читал тогда эту поэму. Было видно, что она нравилась ему больше, чем другие стихи". Не потому ли поэт так высоко ценил "Анну Онегину", что это - "лиро-эпическая" поэма и в ней ему удалось больше, чем в других вещах, "вырваться" на простор эпического изображения действительности? Однако на публичном чтении автором поэмы в Политехническом музее (во второй половине марта) "поэма успеха не имела". Более того, на этом вечере, как вспоминает В. Шершеневич, "Анну Онегину" освистали. Вскоре поэма была опубликована (в майских номерах газеты "Бакинский рабочий" и в "Красной нови", N 4), но ее появление в печати прошло почти незамеченным.
Тогдашняя критика, привыкшая видеть в Есенине чисто лирического поэта, не разобралась в содержании и художественном своеобразии "Анны Онегиной". Некоторые критики советовали Есенину вообще отказаться от эпических сюжетов и жанров. "Не следует браться за эпические сюжеты, когда обладаешь чисто лирическим дарованием неширокого диапазона", - поучал Есенина критик А. Лежнев1. (А. Лежнев, Вопросы литературы и искусства, "Круг", М. -Л. 1924.) Можно сказать, что при жизни Есенина эпические тенденции в его поэзии тогдашней критикой не были поддержаны. Особенно это относится к "Анне Онегиной", которая была воспринята и охарактеризована совершенно неверно. Отрицательное отношение к "Анне Онегиной" сохранилось в критике и позднее. "Анна Онегина"... поэма неудавшаяся... - писал П. Медведев. - Сюжет - малозначителен; его не хватает на поэму, и приходится растягивать, разбавлять его вставными эпизодами. Описательная часть поэмы яркостью и силой не блещет. Лирические отступления однообразны и невыразительны" 2. (П. II. Медведев, Пути и перепутья Есенина, в кн. Николай Клюев и П. Н. Медведев, "Есенин", изд. "Прибой", Л. 1927, стр. 80.) Конечно, высказывались и другие мнения о поэме: "..."Годы молодые", "Русь Советская", "народные" "Персидские мотивы", "Анна Онегина" - идеологически и художественно крепко", - писал Д. Фурманов. Но, к сожалению, такие отзывы были единичными и не получили развития. Лишь спустя три десятилетия в работах А. Дымшица, К. Зелинского, И. Эвентова о Есенине, в "Очерках по истории русской советской литературы" (т. I) наметилась положительная оценка "Анны Онегиной".
Однако мы до сих пор не располагаем развернутой и подробной характеристикой замечательной поэмы Есенина. Необходимо сделать хотя бы первые шаги в этом направлении. Главную особенность поэмы довольно точно определил сам автор, назвав ее лиро-эпической. Действительно, лирическая тема (воспоминания рассказчика об отношениях с Анной Онегиной) тесно переплелась в поэме с повествованием о событиях великой революции в деревне. При этом главное внимание автор обращает не на переживания лирического героя, а на воспроизведение существенных явлений действительности.
Показать бурные исторические процессы, реальные человеческие характеры - вот основная задача, поставленная Есениным перед собой в данном случае. Герои поэмы оказались втянутыми в круговорот больших событий, стали их очевидцами и участниками. В их отношениях (интеллигента из крестьян и молодой помещицы) отразились характерные социальные противоречия, их судьбы оказались тесно связанными с историческим переворотом, который произошел в стране. В результате лирическая линия заняла в поэме как бы подчиненное положение по отношению к изображению революции в деревне. Читая "Анну Онегину", словно переносишься на четыре десятилетия назад. Первая мировая война, Февральская революция, керенщина, бурное лето 1917 года в деревне, Великий Октябрь, разгул белогвардейщины, торжество Советов - все эти волнующие события нашли в поэме правдивое и яркое воплощение.
В этом смысле "Анна Онегина" сохраняет для нас значение одного из достоверных художественных документов о революционной эпохе. В картинах революции на селе, нарисованных в поэме, отражаются судьбы крестьянства всей России. Поэма открывается дорожным рассказом мужика-возницы, вводящим читателя в предысторию тех бурных событий, которые разыгрались на селе во время революции. Из этого рассказа мы узнаем о дореволюционной жизни двух соседних деревень Радова и Криуши. Мужики села Радова, более обеспеченные, крепко держались патриархальных нравов:
Богаты мы лесом и водью,
Есть пастбища, есть поля.
И по всему угодью
Рассажены тополя.
Мы в важные очень не лезем...
Радовцы исправно несли повинности, по старинке называли налоги оброком, старались откупиться угощениями от притеснений исправника и старшины:
Раз - власти, на то они власти,
А мы лишь простой народ.
Если радовцы были склонны мириться со своей долей, то жители соседней деревни Криуши постоянно роптали на жизнь. Обделенные землей, задавленные нуждой, криушане обязаны были платить "оброки" наравне со своими соседями и, естественно, завидовали радовцам, враждовали с ними:
С соседней деревни Криуши
Косились на нас мужики.
Житье у них было плохое -
Почти вся деревня вскачь
Пахала одной сохою
На паре заезженных кляч.
Каких уж тут ждать обилий, -
Была бы душа жива.
Украдкой они рубили
Из нашего леса дрова.
С каждым годом, особенно во время войны, положение мужиков ухудшалось не только в Криушах, но и в Радове. После убийства старшины в драке и высылки десяти "бунтовщиков" пришел конец и относительному "благополучию" радовцев:
С тех пор и у нас неуряды.
Скатилась со счастья вожжа.
Почти что три года кряду
У нас то падеж, то пожар.
Но вот произошла Февральская революция, "прогнали царя", к власти пришел Керенский. С каждым днем все напряженнее и острее становилось положение в деревне: У нас здесь теперь неспокойно. Испариной все зацвело, - сообщает приехавшему в деревню рассказчику старуха мельничиха. Рассказчик, проживший в деревне с весны до поздней осени 1917 года, скоро и сам убедился в этом. Ему пришлось непосредственно наблюдать нарастание революционных событий в деревне и даже принять в них участие. "Вернулись опять домой" из Сибири Прон Оглоблин, убивший старшину, и другие крестьяне-бунтовщики ("таких теперь тысячи стало"), разгорелась борьба крестьян за ликвидацию помещичьего землевладения, за прекращение войны, за передачу власти в руки трудящихся.
Общая обстановка на селе в канун Октябрьского переворота схвачена в поэме очень верно. Хорошо подмечены зреющие в крестьянской массе революционно-бунтарские настроения, нарастающий в ней протест против керенщины. С глубокой заинтересованностью спрашивают крестьяне своего земляка-поэта:
Скажи: Отойдут ли крестьянам
Без выкупа пашни господ?
Кричат нам,
Что землю не троньте,
Еще не настал, мол, миг.
За что же тогда на фронте
Мы губим себя и других?
Антинародная контрреволюционная политика Временного правительства получила в поэме меткую беспощадную характеристику:
Свобода взметнулась неистово,
И в розово-смрадном огне
Тогда над страною калифствовал
Керенский на белом коне.
Война "до конца!", "до победы!" -
И ту же сермяжную рать
Прохвосты и дармоеды
Сгоняли на фронт умирать
С глубоким сочувствием выразил Есенин силу и величие ленинской правды, проникавшей в сознание трудящихся, неразрывную связь деятельности вождя революции с коренными интересами народа:
И каждый с улыбкой угрюмой
Смотрел мне в лицо и в глаза,
А я, отягченный думой,
Не мог ничего сказать.
Дрожали, качались ступени,
Но помню
Под звон головы:
"Скажи, Кто такое Ленин?"
Я тихо ответил:
"Он - вы".
Чувство великой радости за народ, добившийся свободы, вложено поэтом в ликующие слова Прона о победе революции: Без всякого выкупа с лета Мы пашни берем и леса, В России теперь Советы И Ленин - старшой комиссар. На первый план выдвинулась в поэме тема острой, нарастающей в ходе революции борьбы между мужиками и помещиками, между деревней и усадьбой. Поэт ярко показывает различные моменты этой борьбы: лето 1917 года, когда мужики безрезультатно пытались договориться с барыней о добровольной передаче им земли, и революционные дни Октября, когда они силой захватили помещичью усадьбу Снегиных:
Весь хутор забрали в волость
С хозяйками и со скотом.
Достаточно восстановить в памяти картину поездки Прона Оглоблина с рассказчиком к Онегиной и их просьбу к ней отдать свою землю крестьянам, чтобы лишний раз убедиться в том, что Есенин рисует события незабываемого 1917 года очень реалистически. "Депутаты" крестьянской бедноты отправились в усадьбу не как-нибудь - не пешком, а соответственно важности порученного дела - на лошади. Ничего, что она оказалась не совсем пригодной:
И вот запрягли нам клячу,
В оглоблях мослатая шкеть, -
Таких отдают с придачей,
Чтоб только самим не иметь.
Мы ехали мелким шагом,
И путь нас смешил и злил:
В подъемах по всем оврагам
Телегу мы сами везли.
Приехали...
Но "миссия" и выполнена была без всякой дипломатии и окончилась неудачно:
Дебелая, грустная дама
Откинула добрый засов,
И Прон мой ей брякнул прямо
Про землю,
Без всяких слов.
"Отдай!.. -
Повторил он глухо.
- Не ноги ж тебе целовать!"
Как будто без мысли и слуха
Она принимала слова...
Горячее сочувствие Есенина к Прону Оглоблину и к поднявшемуся на борьбу крестьянству несомненно. Все симпатии поэта отданы народу и революции. В приведенном нами в начале статьи черновом отрывке из поэмы он беспощадно издевается над неким "писакой", который в дни революции назвал скотом "всю мужицкую голь". Упоминание об этом "писаке" кажется нам весьма многозначительным.
Пояснить его нетрудно. Известно, что не только хорошо знакомые Есенину Мережковские, но и Бунин и некоторые другие писатели восприняли Октябрьскую революцию как дикий бунт черни, несущий гибель культуре. В своих стихах и статьях они всячески поносили рабочих и крестьян ("скот", "быдло", "хамы") и грозили, что "скоро в старый хлев он будет загнан палкой, народ, не уважающий святынь" (3. Гиппиус). Есенину запомнились такие выступления; он прекрасно понимал их социальную направленность ("За барскую участь и боль"). Поэт стоял на противоположных позициях. Хотя он и не был коммунистом, "но все же под северным небом винтовку держал за Совет!" Вместе с А. Блоком он приветствовал "пожаром взметенную жисть" и радовался кипенью народной ненависти и удали ("И с ним я, бродя по Галерной, смеялся"). Но даже А. Блок, отразивший в "Двенадцати" грандиозную бурю революции, не мог до конца освободиться от понятий и представлений своей среды.
С. Есенин безусловно лучше знал деревню, чем А. Блок, и более глубоко и сочувственно понимал ее. Вспоминая о жизни деревни в "суровые грозные годы", автор "Анны Снегиной" далек от какой-либо слащавой идеализации. Он пишет о "чумазом сброде, игравшем на роялях коровам тамбовский фокстрот", о том, как "за хлеб, за овес, за картошку мужик залучил граммофон, - слюнявя козлиную ножку, танго себе слушает он", о разгуле собственнических страстей в деревне: Шли годы Размашисто, пылко... Удел хлебороба гас. Немало попрело в бутылках "Керенок" и "ходей" у нас. Но, негодуя на бескультурье и скопидомство мужика-собственника, Есенин в то же время ощущал могучую энергию в крестьянстве, приведенную в движение революцией. Не "слепой", гибельной для культуры стихией показана поэтом мужицкая масса, а той исторически оправданной силой, которая в решающий момент революции пошла за Лениным, за большевистскими лозунгами. Миллионы Пронов Оглоблиных нашли в революции исполнение своих давних чаяний, своих заветных мечтаний о земле и воле. Есенин видел, как мужики тянутся к знанию, "толкуют о новых законах", "с улыбкой угрюмой" ждут ответа на свои мучительные вопросы, как растут в деревне сознательные и беззаветные борцы за коммунизм.
Поэма "Анна Онегина" отличается не только лирической задушевностью, широким размахом в изображении народной жизни, но и живой, убедительной обрисовкой человеческих характеров. Ни в одном произведении ранее Есенин не создавал таких ярких, реалистически очерченных образов, как в "Анне Онегиной". Колоритен образ Прона Оглоблина. Прон - бедняк, ненавидящий помещиков и кулаков, за убийство старшины побывавший в ссылке. Это один из тех русских крестьян, которые стихийно вовлекались в революцию и в ходе ее вырастали до вожаков деревенской массы. Самый стойкий и бывалый человек в деревне, он живет ее мирскими интересами, естественно тянется к большевикам, к Ленину и преисполнен мечты об осуществлении главной цели революции на селе:
"Гляди, голубарь, веселей!
Я первый сейчас же коммуну
Устрою в своем селе!"
Сознание своей правоты, напористость и нетерпение в достижении цели, революционный энтузиазм и оптимизм - все эти свойства незаурядной натуры Прона находят проявление в его делах и поступках {убийство старшины, захват снегинской усадьбы, героическая смерть от белогвардейской расправы). Для энергичного и подвижного Прона весьма характерна порывистая, темпераментная речь, насыщенная привычными для крестьянской среды присловиями и оборотами. Она хорошо передает свойственный Прону душевный подъем:
"Дружище! С великим счастьем!
Настал ожидаемый час!
Приветствую с новой властью!
Теперь мы всех р - раз - и квас!"
Образ Прона был дорог поэту. Работая над произведением, он уделял этому персонажу особое внимание: устранял из его речи нетипичные для него обороты (например, "И Ленин - старшой президент" заменилось "И Ленин - старшой комиссар" или пассивная форма "Земля отошла для нас" вытеснилась в окончательном тексте волевой интонацией: "Мы землю берем и леса" и другие)1, ослаблял в его характере некоторые намеченные черты или усиливал другие. Скупо и равнодушно рассказывает старый мельник о расстреле Прона белогвардейцами, но характер гибели крестьянского вожака раскрывается при этом с предельной ясностью:
Однажды отряд Деникина
Нагрянул на криушан,
Вот тут и пошла потеха...
С потехи такой - околеть.
Со скрежетом и со смехом
Гульнула казацкая плеть.
Тогда вот и чикнули Проню...
 Очень выразительно и точно нарисован Есениным брат Прона - Лабутя Оглоблин, - тип трусливого и хвастливого мужичонки, чем-то напоминающего шолоховского Щукаря:
У Прона был брат Лабутя,
Мужик - что твой пятый туз:
При всякой опасной минуте
Хвальбишка и дьявольский трус.
Таких вы, конечно, видали.
Их рок болтовней наградил.
Носил он две белых медали
С японской войны на груди.
Пьянчужка, лодырь и бахвал - Лабутя до революции хвастался своими подвигами под Ляояном, а после Октября, пробравшись в сельсовет, что-то плел крестьянам про Нерчинск и Турухан. При налете деникинцев насело Лабутя с перепуга залез в солому, а после их ухода без зазрения совести упивался болтовней о своей храбрости: "Мне нужно бы красный орден За храбрость мою носить". Выпукло показан поэтом образ старого мельника. Кряжистый и домовитый, живущий на отшибе, в стороне от общедеревенских интересов, мельник и в смутное время продолжает поддерживать близкие отношения с помещичьим домом. Настороженно и неприязненно смотрит старик на революционную "смуту" в деревне, на поведение деревенской "голи". Ему и его "старухе" не по душе перемены, ворвавшиеся с революцией в деревню. Их мечта - сохранить покой, отстоять свой старозаветный уклад от вторжения новизны. Консервативно-патриархальные взгляды этих людей, чуждых революции, точно выразила мельничиха в первом же разговоре с рассказчиком. Волнения в деревне она объясняет "безвластием", тем, что "прогнали царя". С обычной кулацкой точки зрения толкует она борьбу бедноты за свое освобождение как "разбой" "неразумного народа", как разгул "лихих злодеев", выпущенных из тюрем.
Ужас наводит на нее Прон Оглоблин - "булдыжник, драчун, грубиян". Конец старых порядков кажется ей светопреставлением, гибелью "кормилицы Руси"; "пропала Расея, пропала", - твердит старуха. В пристальном внимании к человеческим характерам, в умении показать их социально-психологическую сущность выявились новые стороны дарования Есенина, нарастание в его творчестве эпических тенденций.
Особенно большой интерес с этой точки зрения представляет образ поэта-рассказчика, во многом автобиографичный. Рассказчик - знаменитый поэт, автор стихов "про кабацкую Русь". В его жизни отражены важнейшие факты биографии С. Есенина: дезертирство из армии Временного правительства, приезд весной 1917 года в родное село, посещение села летом 1924 года, переписка с дедом. Вместе с тем полного совпадения между поэтом-рассказчиком и самим Есениным нет.
Так отдельные факты биографии Есенина (создание кабацких стихов, широкая известность, влияние богемы и другие), относящиеся к 20-м годам, приурочены в поэме к 1917 году. Иначе говоря, в образе лирического героя "Анны Онегиной" сказалось то же тяготение Есенина к созданию эпических характеров, которое свойственно поэме в целом. Поэт явно стремится к тому, чтобы объективировать образ рассказчика, придать ему обобщенное значение. Сo страниц поэмы встает перед читателем образ вышедшего из крестьянской среды интеллигента. В мечтах о славе он покинул деревню, ушел в город и скоро стал известным поэтом. Во время первой мировой войны герой поэмы был мобилизован и оказался на фронте. После Февральской революции он дезертирует из армии Керенского:
Война мне всю душу изъела.
За чей-то чужой интерес
Стрелял я в мне близкое тело
И грудью на брата лез.
Я понял, что я - игрушка,
В тылу же купцы да знать,
И, твердо простившись с пушками,
Решил лишь в стихах воевать
Война оказала огромное влияние на героя поэмы. На личном опыте он убедился в ее империалистическом, грабительском характере. В его негодующих словах слышны ноты народного протеста против империалистической войны:
Нет, нет! Не пойду навеки!
За то, что какая-то мразь
Бросает солдату-калеке
Пятак или гривенник в грязь.
Рассказчик не утратил связи с крестьянским миром. Интересы разбуженного войной и революцией села ему не безразличны, не безразличен "горластый мужицкий галдеж", споры мужиков "про жисть". Недаром он пользуется доверием со стороны односельчан:
Что нового в Питере слышно?
С министрами, чай, ведь знаком?
Недаром, едрит твою в дышло,
Воспитан ты был кулаком.
Но все ж мы тебя не порочим,
Ты - свойский, мужицкий, наш,
Бахвалишься славой не очень
И сердце свое не продашь.
Бывал ты к нам зорким и рьяным,
Себя вынимал на испод...
И рассказчик оправдывает доверие крестьян. Он с полным сочувствием относится к их чаяниям, принимает участие в их делах, говорит им о Ленине. В трудный момент борьбы Прон Оглоблин ищет поддержки у него, шлет ему записку: "Придите. Вы самый близкий С любовью Оглоблин Прон". Но при всех симпатиях к Прону, к бунтующей бедноте рассказчик все же во многом остается лишь сочувствующим наблюдателем революции. Он легко уживается с мельником, у него нет острой ненависти и к дворянской усадьбе. Личность лирического героя поэмы нисколько не идеализирована. Но как рассказчик он старается быть верным голосу сердца, голосу жизненной правды. Образу рассказчика принадлежит значительная роль не только в содержании, но и в композиции поэмы. Он объединяет эпическую и лирическую тему "Анны Онегиной", весь пестрый жизненный материал поэмы в одно художественное целое. Все произведение строится как цепь воспоминаний лирического героя. Особое место в них занимает рассказ о том, как еще деревенским юношей он был отвергнут девушкой из помещичьей усадьбы, как снова встретился с нею, ставшей уже замужней женщиной, затем вдовой, как под влиянием воспоминаний у того и другого проснулось что-то похожее на прежнее чувство, о том, как суровые события революции развели их в разные стороны (Анна эмигрировала за границу, а герой умчался в Питер) и положили конец их отношениям.
В итоге всех встреч и переживаний у героя и героини поэмы осталось одно лишь общее воспоминание о юности, взаимной симпатии, о деревне... "Но вы мне по-прежнему милы, Как родина и как весна..."- признается Анна своему другу в письме из-за границы, и ее признанию вторит рассказчик в заключительных стихах:
Далекие, милые были!
Тот образ во мне не угас.
Мы все в эти годы любили,
Но, значит,
Любили и нас.
Как уже говорилось, лирический мотив поэмы неразрывен с социальной темой: в юности рассказчик - крестьянский парень, Анна- девушка из усадьбы; потом он - поэт, дезертировавший из армии и сочувствующий крестьянским притязаниям на землю, она - молодая барыня, жена офицера; далее Анна - эмигрантка, рассказчик - советский гражданин.
Резкое социальное различие между героем и героиней придает лирической повести об их отношениях, пронизанной поэтизацией молодости, весны, любви, особую остроту и напряжение.
 
В "Анне Онегиной" Есенин показал себя выдающимся мастером художественного слова. Его поэма отвечала принципам реалистической эстетики и излюбленному поэтом девизу: "Писать надо как можно проще. Это трудней". На этом трудном пути достижения предельной простоты и точности поэтического языка он обнаружил удивительное упорство и последовательность. Лучшие образцы выразительной речи Есенин находил в устной поэзии, в русской классической литературе и в первую очередь, как он сам признавался, - в повседневной разговорной речи "крестьян, рабочих, интеллигенции". С глубоким убеждением он говорил о том, что для поэта "живой разговорный язык может быть важнее, чем для писателя-прозаика. Поэт чутко прислушивается к случайным разговорам крестьян, рабочих и интеллигенции, особенно к разговорам эмоционально сильно окрашенным. Тут поэту открывается целый клад. Новая интонация или новое интересное выражение к писателю идут от живого разговорного языка. Он хвалился, что этим языком он хорошо научился пользоваться"1. Кроме речевой стихии народного языка, в стиле "Анны Онегиной" заметно сказывается влияние поэзии Некрасова. Когда Л. Повицкий, первый слушатель, которому в Батуми была прочитана "Анна Онегина", увидел в поэтическом почерке Есенина следы воздействия Некрасова, Есенин настоятельно просил друга хранить об этом молчание: "Он мне прочел "Анну Онегину" и спросил мое мнение. Я сказал, что от этой лирической повести на меня повеяло чем-то очень хорошо знакомым, и я назвал имя крупнейшего поэта шестидесятых годов прошлого века. "Прошу тебя, Лев Осипович, никому об этом не говори!" Эта наивная просьба меня рассмешила. Он тоже засмеялся. - А что ты думаешь - многие и не догадаются сами"1 Некрасовская повествовательная интонация прослушивается уже в первых строфах поэмы: Село, значит, наше - Радово, Дворов, почитай, два ста. Тому, кто его оглядывал, Приятственны наши места. Тон рассказа поддерживается просторечной лексикой ("кляча", "драчун", "писатель... известная шишка"), указательными местоимениями и усилительными частицами ("Так вот", "Ну вот и Криуши"), частыми ссылками на мемуарную форму ("Однажды...", "Я помню..."), пословицами или выражениями, близкими им по форме ("в скандале убийством пахнет", "была бы душа жива"), обилием словечек, идущих из бытовой речи ("Мало", "Нет!", "Да... да", "Ну, доброе утро, старуха! Ты что-то немного сдала?"). Целые эпизоды поэмы даются в форме диалога, сохраняющего все наиболее существенные оттенки живой разговорной речи. Автору подчас достаточно одной грамматической детали (например, просторечного окончания прилагательного - "И Ленин - старшой комиссар"), чтобы выявить отношение действующего лица к предмету. Поскольку почти все действующие лица поэмы взяты из демократической среды, в языке поэмы заметно преобладание простых фраз над сложными оборотами. В некоторых монологах и рассказах действующих лиц (например, рассказ возницы - 52 стиха, обращение Прона - 20 стихов) не встретишь ни одного причастного или деепричастного оборота, но, разумеется, появление этих специфических форм книжного языка в речи интеллигента-рассказчика вполне оправдано. Стремясь достигнуть естественно и непринужденно звучащей речи, Есенин немало усилий потратил и на обработку стиха. Уже сам выбор традиционного трехстопного амфибрахия с его неисчерпаемыми возможностями для выявления различных оттенков живой русской речи мог восприниматься любителями формалистических новшеств как вызов поэта-реалиста. В черновом автографе почти все трехстопные амфибрахические стихи разнесены на отдельные строки, тогда как в окончательном тексте Есенин, по примеру опытных мастеров стихотворных драм и поэм (Грибоедов, Некрасов), часто допускает разрывы, распадение стихов на более мелкие части - строки, в результате чего впечатление живого свободного рассказа или диалога усиливается. Вместе с тем принятый принцип ритмообразования (трехстопный амфибрахий и четверостишие) соблюдаются всюду (и в диалоге), придавая всей поэме ритмическую стройность и единство. Метафоры, эпитеты, сравнения, которые читатель находит в поэме, свидетельствуют об исключительной наблюдательности поэта ("Луна золотою порошею осыпала даль деревень", "Шли годы, размашисто, гулко" и т. д.) и носят общедоступный характер. Они существуют и воспринимаются не сами по себе, как это часто бывало в имажинистских стихах Есенина, а в связи с реалистическим освещением того или иного образа или картины. Требованиям реалистической эстетики отвечали все стороны поэмы Есенина. Нас радует в ней мастерство портрета, пейзажа, бытописи, психологического анализа. Пейзажи и быт в поэме - это зарисовки хорошо знакомой поэту среднерусской природы и деревни. Это "часовни, колодцы, околицы и плетни", мужицкий галдеж на крыльце, мельница, разговор за самоваром, усадьба ("дом с мезонином немного присел на фасад, волнующе пахнет жасмином плетеный его палисад"), разросшийся сад, калитка у плетня, сеновал, "дорога довольно хорошая", "дымком отдает росяница на яблонях белых в саду, "сиреневая погода", луна, осыпающая золотою порошею даль деревень, и т. д. Все это особенно хорошо гармонирует с содержанием и настроением поэмы. Знание темы, идейность, глубокое понимание жизненных явлений и человеческих характеров, мастерство обеспечили Есенину заслуженный успех. Можно, конечно, говорить и об известной ограниченности поэмы, о суженности ее социального и идейного горизонта. Достаточно сказать, что из поля зрения автора "Анны Онегиной" совершенно выпал город. Но лучше судить поэта не по тому, что он не дал или не мог дать в своем произведении, а по тем художественным результатам, которых он достиг. Правдивое отражение исторических сдвигов в жизни деревни эпохи революции и гражданской войны, выразительная обрисовка характеров, органическое слияние лирики и эпоса, гибкий стих и колоритный, меткий язык - все эти художественные достоинства поэмы делают ее значительным достижением советской поэзии и обеспечивают ей место в ряду произведений о Великой Октябрьской социалистической революции.
Жаворонков А. Есенин "Анна Снегина" // Вопросы литературы. — 1957. — С.53-67.
Категория: Есенин С.А. | Добавил: Olesya (09.04.2009) | Автор: Жаворонков А.
Просмотров: 11060 | Теги: Анна Снегина, анализ художественного произведения, литература 20 века, Есенин, лирика | Рейтинг: 3.3/13 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Интеллектуальная поисковая система Nigma.ru
Друзья сайта
  • МГОУНБ
  • Электроный гражданин Мурмана
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Кулинарные рецепты
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Словари русского языка
    www.gramota.ru
    Рейтинг сайтов
    Copyright MyCorp © 2017